Мир после кризиса. Доклад Национального разведывательного совета США. Часть VII

Технологические прорывы к 2025 году

Что такое технология?

Технология увеличения сил человека включает в себя механические и электронные системы, которые дополняют и обеспечивают физические способности человека. Они включают съемные экзоскелеты с механическими движителями, приводными устройствами на бедрах, в локтевых суставах и других соединениях. В крайних вариантах экзо скелеты могут напоминать надетого на тело робота гуманоида, использующего сенсоры, интерфейсы для различных устройств, энергосистемы и приводные устройства активаторы, которые отслеживают и реагируют на движения рук и ног, обеспечивая носителя дополнительными возможностями в силе действий и средствах контроля над ними.

Технология биотоплива используется для производства этанола из растительной массы, такой как злаки, сахарный тростник, и биодизельного топлива из отходов виноградных косточек или сои. Новое поколение процессов производства биотоплива сможет превращать в топливо древесную целлюлозную массу. Значительный потенциал содержится в выращивании микроводорослей для получения биотоплива и биодизельного топлива.

Сервисная робототехника – роботы и автоматические средства для непромышленного применения, использующие значительное количество обеспечивающих технологий, включая как техническую (хардвэр) (например, сенсоры, приводы, системы питания), так и программную части (софтвэр) (усовершенствованные системы, включающие поведенческие алгоритмы и системы искусственного интеллекта). Эти технологии могут сделать возможным применение в широких масштабах количественно разнообразных (дистанционно управляемых, полуавтоматических с вмешательством человека) и полностью автономных роботосистем.

Технологии повышения уровня человеческих познавательных (когнитивных) способностей включают применение лекарственных веществ, среду виртуального обучения и различные пригодные для ношения устройства, расширяющие когнитивные способности человека. Обучающее оборудование использует нейропластику для улучшения природных способностей человека, носимые и имплантированные приспособления, обещающие улучшить зрение, слух и даже память. Био– и информационные технологии обещают улучшение человеческих и интеллектуальных функций на каждой стадии жизни человека.

Каковы движущие силы и главные барьеры?

Главные движущие силы: потребности в дополнительной силе, выносливости и физической безопасности, в дополнительной помощи людям с физическими недостатками и престарелым, равно как и уменьшение зависимости от ручного труда – движущая сила развития данных технологий.

Главные барьеры: стоимость производства, неопределенная экономическая отдача, проблемы с адекватными портативными энергоисточниками и человеческая предубежденность, влияющая на способность принять и использовать данную технологию, ограничивают развитие и распространение.

Главные движущие силы: высокая цена на сырую нефть, желание уменьшить зависимость от иностранных источников топлива и политика правительств, желающих увеличить долю возобновляемых источников получения энергии, являются движущими силами этой технологии.

Главные барьеры: развитие и распространение этой технологии сдерживаются ограничениями в использовании земель, пригодных для выращивания, доступностью воды, конкуренцией с производителями продовольствия за ресурсы, неопределенностями с увеличением производства в широких масштабах. Биотопливо в настоящее время является жизнеспособным, но стоимость его производства остается по прежнему слишком высокой.

Главные движущие силы: средства и аппаратура обеспечения безопасности, здравоохранения, домашнего ухода за престарелыми, желание повысить производительность, снизить потребность в рабочей силе в сфере сервиса – все это является движущими силами данной технологии.

Главные барьеры: развитие моделей жизнеспособного бизнеса, цена, неопределенность технологических достижений (переносные источники питания и особенно уровень искусственного интеллекта), проблемы интеграции (например, стандарты ИТ роботов) ограничивают применение и распространение роботов обслуживания.

Главные движущие силы: желание улучшить планирование военных действий, выполнение своих функций участниками боевых действий, лечение болезни Альцгеймера, повышение эффективности обучения, повышение уровня персональных развлечений, улучшение выполнения профессиональных обязанностей могут подстегнуть развитие данных технологий.

Главные барьеры: колебания в силу культурных предрассудков пойти по пути «неестественного» развития человечества и боязнь непредвиденных побочных эффектов могут замедлить развитие и распространение данных технологий. Основные вызовы, вытекающие из научных и медицинских исследований, требуют их преодоления.

Почему технология – фактор, меняющий правила игры?

Биомеханические устройства обеспечивают человеку сверхчеловеческие силы и выносливость, восстанавливают утраченные способности инвалидов. Широкое распространение технологии может значительно увеличить производительность труда, уменьшив количество людей, требуемых для выполнения определенных задач, или увеличивая объем работ, которые способен выполнить один человек, дать возможность инвалидам или престарелым выполнять определенную работу без посторонней помощи. Такие технологии могут значительно увеличить боевую эффективность наземных вооруженных сил.

Широкомасштабный сдвиг к производству энергетически эффективного биотоплива может уменьшить спрос на нефть и ослабить международную конкуренцию за контроль над нефтяными поставками и запасами. Широкое распространение использования биотоплива изменит энергозависимость некоторых стран от импортного сырья, извлекаемого из полезных ископаемых, таким образом изменяя содержание национальных интересов. Возникновение технологий производства биотоплива, которые смогут избежать значительных изменений в использовании сельскохозяйственных угодий (добыча биотоплива из отходов сельскохозяйственного производства, травы, водорослей), может значительно уменьшить общие выбросы СО2 в атмосферу.

В домашних помещениях широкое использование технологии может усилить и расширить возможности человека, разрушить рынки неквалифицированной рабочей силы и сократить использование иммигрантов, изменить технологию ухода за количественно растущим стареющим населением. Правительства, которые смогут внедрить технологии на более ранних этапах, повысят уровень безопасности и увеличат боевую мощь за счет сокращения уровня применяемой живой силы и понижения стоимости жизненного цикла систем.

Неодинаковое распространение этих технологий может быстро переформатировать экономические и военные преимущества различных наций. Те, кто внедрит данные технологии на более ранних этапах, могут получить серьезные преимущества и выгоды, в то время как нации, колеблющиеся в широком применении и использовании таких технологий, могут оказаться среди проигравших. Международное давление в пользу регулирования применения подобных технологий равным образом может оказать разрушительное действие, поскольку некоторые культуры будут склонны принять изменения для достижения преимуществ и выгод, в то время как другие будут питать отвращение к их «нечеловеческой» природе.

Вода, еда и изменения климата

Эксперты в настоящее время рассматривают 21 страну с общим населением около 600 миллионов человек в качестве стран, ощущающих нехватку либо урожаев, либо воды. По прогнозам, в силу продолжающегося роста населения, 36 стран, в которых будет проживать около 1,4 миллиарда человек, могут попасть в эту категорию к 2025 году. Среди стран «новичков» будут Бурунди, Колумбия, Эфиопия, Эритрея, Малави, Пакистан и Сирия. Недостаточный доступ к стабильным поставкам воды достигнет беспрецедентных размеров во многих областях планеты (см. карту «Прогнозируемая нехватка воды в глобальном масштабе, 2025 год»), и, вероятно, этот рост будет еще худшим в силу быстрой урбанизации и роста населения. Потребность в воде для ирригационных нужд и производства электричества с помощью гидроэнергии также увеличится. Использование воды для ирригационных нужд намного превысит объемы воды, необходимой для потребления в домашнем хозяйстве. В развивающихся странах в настоящее время сельское хозяйство потребляет более 70 процентов всей воды, используемой в мире. Сооружение гидростанций для производства электроэнергии на крупнейших реках может улучшить контроль над наводнениями и разливами рек, но одновременно может стать причиной серьезной озабоченности пользователей воды, живущих в низовьях рек, которые надеются на сохранение своего постоянного доступа к воде.

«Эксперты в настоящее время рассматривают 21 страну с общим населением около 600 миллионов человек в качестве стран, ощущающих нехватку либо урожаев, либо воды. По прогнозам, в силу продолжающегося роста населения, 36 стран, в которых будет проживать около 1,4 миллиарда человек, могут попасть в эту категорию к 2025 году».

По оценкам Мирового банка, потребность в продовольствии увеличится к 2030 году на 50 процентов – в результате роста населения мира, растущей зажиточности, сдвигов к западным предпочтениям в питании у все большего количества представителей среднего класса. Глобальный сектор продовольствия очень отзывчив к требованиям рыночных сил, но производству сельскохозяйственной продукции может быть нанесен урон неверной политикой в области сельского хозяйства, которая ограничивает инвестиции, а также искажает ценовые критические сигналы. Снижение цен, предпринимаемое для того, чтобы успокоить городскую бедноту и стимулировать сбережения для инвестиций в промышленность, искажало в прошлом сельскохозяйственные цены. Если политические элиты более обеспокоены нестабильностью в городах, нежели доходами в сельской местности, то можно с уверенностью прогнозировать риск серьезных перебоев в снабжении продовольствием в будущем во многих странах. Демографические тренды в пользу возрастающей урбанизации – особенно в развивающихся странах – подчеркивают вероятность того, что ущербная политика будет продолжаться.

Двое выигравших от изменений климата

Россия потенциально может оказаться среди тех, кто получит наибольший выигрыш от глобального потепления. Она обладает обширными нетронутыми запасами природного газа и нефти в Сибири и на Арктическом шельфе, и потепление может сделать эти запасы значительно более доступными. Это будет огромным благом для российской экономики, поскольку в настоящее время 80 процентов экспорта страны и 32 процента поступлений в государственный бюджет зависят от производства энергии и сырья. В дополнение к этому открытие Арктического водного пути создаст экономические и торговые преимущества. Однако по мере подтаивания арктической тундры может быть разрушена инфраструктура, и потребуются новые технологии для того, чтобы развивать в регионе добычу ископаемых энергоресурсов. Канаду не затронут некоторые последствия, связанные с изменениями климата на Североамериканском континенте – бурные ураганы, иссушающие тепловые волны, – а изменения климата могут открыть для освоения и развития миллионы квадратных миль. Доступ к богатому ресурсами заливу Гудзона облегчится, и добавление значительной части теплеющей Арктики может оказаться для Канады геополитическим и экономическим бонусом. В дополнение к этому сезоны, благоприятные для сельскохозяйственного производства, удлинятся, энергетические затраты на охлаждение и отопление, вероятно, снизятся, а леса начнут свое расширение и проникновение в тундру. Однако далеко не на всей территории потепление окажется благом, лесному хозяйству в целом и лесной продукции в частности будет нанесен громадный ущерб в результате заражения лесов вредителями, появлению которых способствовало изменение климата.

Между сегодняшним днем и 2025 годом мир будет иметь немало путаницы и жонглирования словами в конфликте соображений энергетической безопасности и безопасности продовольственной, получая трудноуправляемые последствия. В главных странах – экспортерах зерна (Соединенных Штатах, Канаде, Аргентине, Австралии) потребность в биотопливе, поощряемая правительственными субсидиями, потребует больших площадей под эти культуры и больших объемов воды для ирригации даже в том случае, если технологии производства биотоплива станут более эффективными. Это «топливное сельское хозяйство» в качестве альтернативы производству продовольствия, в связке с периодическим контролем над экспортом азиатских производителей и растущей потребностью в протеине среднего класса во всем мире, будет способствовать тому, что цены на зерно на мировых рынках будут колебаться на уровне, превышающем сегодняшние высшие ценовые отметки. Некоторые экономисты придерживаются той точки зрения, что международные рынки, привязанные к меньшим объемам продаж зерна, спекуляции, поощряемые ожиданием дальнейшего роста цен на топливо, более изменчивая под воздействий изменений климата погода, – все эти факторы сыграют важную роль в формировании цен на продовольствие.

Стратегические последствия открытия Арктики

Оценки того, когда именно Арктика станет открытой и свободной ото льдов в летний период, варьируются. Национальный центр данных о снеге и льдах предполагает, что свободной летом от льдов Арктика станет к 2060 году. Однако все больше текущих исследований предполагают, что эта дата может наступить уже в 2013 году. Два наиболее важных стратегических последствия этого – улучшение доступа в вероятным обширным энергетическим и минеральным ресурсам и потенциально более короткие морские маршруты для мореходства.

Транзит через Северный морской путь вокруг России между Северной Атлантикой и Северным Тихим океаном мог бы сократить путь на 5000 морских миль и время перевозок примерно на неделю сравнительно с маршрутами через Суэцкий канал. Путешествие между Европой и Азией через канадские северо западные проходы также могло бы сократить маршруты на 4000 морских миль по сравнению с путешествием через Панамский канал.

Маловероятно, что эти преимущества для судоходства и экономия ресурсов реализуются к 2025 году. Национальный нефтяной совет Соединенных Штатов заявил, что некоторые из технологий для добычи нефти из центра Арктического региона не будут доступны ранее 2050 года. Тем не менее эти потенциальные богатства и преимущества уже сейчас вполне очевидны для Соединенных Штатов, Канады, России, Дании, Норвегии, о чем свидетельствует возникшее соперничество в претензиях на территории между Россией и Норвегией, Канадой и Данией.

Напряженность вокруг заявленных претензий уже в ближайшем будущем может принять серьезный характер и вызвать конфронтацию, хотя крупный вооруженный конфликт вряд ли возможен. Приполярные государства имеют крупные порты в других водных бассейнах, поэтому блокада Арктики не явится для них жизненной угрозой. К тому же эти государства разделяют общую позицию по вопросу регулирования доступа в Арктику враждебных государств, государств, вызывающих озабоченность, и опасных негосударственных акторов. Имеется также и общая потребность в помощи со стороны высокотехнологичных компаний для эксплуатации ресурсов Арктики.

Главные стратегические последствия в ближайшие десятилетия: относительно большие, богатые ресурсодефицитные торговые страны, такие как Китай, Япония, Корея, получат выгоды от увеличившихся энергетических ресурсов, произойдет расширение возможностей в результате «открытия Арктики» и сократившихся расстояний для торгового мореходства.

Консорциум крупнейших производителей продовольствия, включая Индию и Китай вкупе с Соединенными Штатами и партнерами из Европейского союза, вероятно, смогут запустить вторую «зеленую революцию», на этот раз в Африке южнее Сахары, которая смогла бы обуздать рост цен на зерно на мировых зерновых рынках. К 2025 году рост урожаев в африканских странах, возможно, будет значительным, но он будет ограничен главным образом странами в восточной и южной частях континента. Эти страны будут поддерживать торговые отношения и углублять сотрудничество в области безопасности с Востоком и южноазиатскими странами. В других регионах южнее Сахары гражданские конфликты и фокусирование политики и экономики на добыче минерального сырья и добыче нефти будут препятствовать попыткам консорциума повысить качество ирригации и сельских транспортных сетей, распространению кредитов и инвестиций, позволяющих растущему населению получить отдачу от роста сельскохозяйственной продуктивности.

В дополнение к прогнозируемым сегодня дефициту свежей воды и нехватке продовольствия ориентационный доклад министерства финансов Великобритании полагает, что к середине века 200 миллионов человек окажутся в числе «климатических мигрантов», что в десять раз увеличит сегодняшнее задокументированное количество беженцев и количество внутренне перемещенного населения. Хотя эта цифра расценивается многими экспертами как завышенная, существует широкое согласие относительно рисков широкомасштабной миграции и потребности в лучшей готовности к ней. Многие из сменивших жительство людей делают

это в границах своих стран, но в будущем многие, вероятно, окажутся в ситуации, когда в родных странах уменьшатся возможности для их размещения. Таким образом, количество мигрантов, желающих переместиться из ущербных стран в страны, находящиеся в относительно привилегированном положении, по всей вероятности, возрастет. Самые крупные перемещения зеркально отразят текущие миграционные потоки: из Северной Африки и Западной Азии – в Европу, из Латинской Америки – в США, из Юго Восточной Азии – в Австралию.

В течение следующих 20 лет тревоги относительно изменений климата возрастут и станут более значимым фактором, нежели сами физические изменения, вызванные изменением климата. Представления о быстро изменяющейся окружающей среде могут стать причиной, побуждающей страны к односторонним действиям для обеспечения безопасности ресурсов, территории, других интересов. Готовность к вовлечению в крупномасштабное многостороннее сотрудничество будет зависеть от нескольких факторов, таких как поведение других стран, от экономического контекста, важности интересов, которые хотят защитить или продвинуть.

Многие ученые высказывают озабоченность тем, что в последнее время недооценивается воздействие изменений климата и ошибочно прогнозируются возможные сроки проявления последствий этих изменений. Ученые в настоящее время ограничивают свою способность предсказать масштабы крайних климатических сдвигов, но считают – основываясь на исторических прецедентах, – что они не будут происходить плавно и ровно. Резкое сокращение допустимых выбросов СО2, вероятно, приведет к ущемлению быстрорастущих экономик, которые пока еще неэффективны, но и крупномасштабные пользователи в развитом мире, такие как Соединенные Штаты, также ощутят последствия запретов, и глобальная экономика может погрузиться в рецессию или даже в худшую, чем рецессия, ситуацию.

Глобальный сценарий номер два: октябрьский сюрприз

В следующем воображаемом отчете отсутствие глобального внимания к изменениям климата привело к крупным неожиданным воздействиям, мир оказался на новом уровне уязвимости. Ученые в настоящее время не уверены, достигли ли мы уже той точки, когда изменения климата ускорились и мы уже мало что можем изменить – включая уменьшение выбросов, – что могло бы смягчить результаты изменений, хотя бы и в долговременной перспективе. Многие ученые считают, что мы не узнаем о прохождении этой точки, пока не станет слишком поздно что либо предпринимать. Неопределенность относительно скорости изменений и специфических уязвимостей и воздействий климатических изменений, вероятно, будет присутствовать в течение следующих 15–20 лет, даже в случае, если наши знания относительно изменений климата углубятся и сильно изменятся, как утверждают многие ученые.

Африка южнее Сахары: больше взаимодействия с миром и больше тревог

В 2025 году Африка южнее Сахары будет оставаться самым уязвимым регионом на планете с точки зрения вызовов экономике, давления растущего населения, гражданских конфликтов и политической нестабильности. Слабость государств и вызывающие тревогу отношения между государствами и обществами, возможно, замедлят позитивные изменения и перспективы региона в течение следующих 20 лет, если не произойдет продолжительного вовлечения международных организаций в дела региона, а время от времени и интервенций. Южная Африка будет оставаться самым стабильным и обещающим субрегионом как с политической точки зрения, так и с экономической.

Африка южнее Сахары продолжит оставаться главным поставщиком нефти, газа и металлов на мировые рынки и во все возрастающей степени будет привлекать внимание азиатских стран, включая Китай и Индию, ищущих доступа для товаров. Однако несмотря на увеличение глобального спроса на товары, возросшие доходы от разработки ресурсов не будут приносить пользы большинству населения и не будут иметь результатом какие либо значимые экономические выигрыши. Неэффективная экономическая политика, коренящаяся в родовых интересах, и незавершенность экономических реформ, по всех вероятности, усилят как этнические, так и религиозные распри, а также преступность и коррупцию во многих странах. Правящие элиты, по всей вероятности, продолжат накопление значительных доходов и богатства, в то время как нищета будет сохраняться и даже усугубляться в сельских регионах и деградирующих урбанистических центрах. Раскол между элитами и населением, не принадлежащим к элите, вероятно, будет усугубляться, усиливая условия, которые могут генерировать ведущий к дальнейшим расколам политический и религиозный экстремизм.

К 2025 году ожидается, что население региона перевалит через 1 миллиард человек, невзирая на последствия ВИЧ/СПИД. Более половины населения будут составлять возрастные когорты до 24 лет, которые станут стремиться к физической безопасности и использовать экономические возможности, открывающиеся через внешнюю миграцию, связанную с конфликтами, изменениями климата или широко распространенной безработицей. Самые ранние эффекты глобальных изменений климата, включая нехватку воды и продовольствия, будут иметь место в Африке южнее Сахары в период до 2025 года.

Сегодня почти половина (23 из 48) стран в Африке южнее Сахары считаются демократическими, и большинство африканских государств находятся на пути к демократии, но страны с самым многочисленным населением в регионе и страны с самым высоким приростом населения могут сойти с этого пути и развернуться в противоположном направлении.

Хотя Африка уже взяла на себя многие обязанности по поддержанию мира и миротворчества, регион будет оставаться уязвимым для гражданских конфликтов и смешанных форм межгосударственных конфликтов – включая дробление вооруженных сил по этническим или иным основаниям, ограниченный контроль над приграничными районами, различные восстания или действия преступных групп, чьими жертвами будет становиться невооруженное гражданское население в соседних странах. Самые беспокойные с данной точки зрения регионы, включающие Конго (Киншаса), Конго (Браззавиль), Центрально Африканскую Республику и Чад, находятся в Центральной Африке.

По контрасту с другими регионами мира отношение африканцев к Соединенным Штатам останется позитивным, хотя многие африканские правительства будут критично настроены к политике Соединенных Штатов по таким проблемам, как Ближний Восток, Куба, глобальная торговля. Африка продолжит оказывать давление в пользу реформы ООН и в пользу своего постоянного представительства в Совете Безопасности ООН.

Экстремальные погодные события – как описано в данном сценарии – могут произойти. Справиться с подобными событиями, частота которых возрастет, будет сложнее, если к ним добавятся другие физические воздействия климатических изменений, такие как растущая нехватка водных ресурсов, большее количество кризисов, связанных с нехваткой продовольствия. Все это станет предметом внимания политиков даже в случае, если реальные шансы на разрешение таких кризисов уменьшатся. В данном примере может быть рассмотрено перемещение Нью Йоркской фондовой биржи в менее уязвимое место, но серьезное внимание должно быть уделено также перемещению других институтов – с целью обеспечить их бесперебойное функционирование. Хотя этот сценарий фокусируется на событии, которое произошло в Соединенных Штатах, другие правительства также оказываются застигнутыми врасплох природными катастрофами различного характера и испытывают ущерб от уменьшения прочности своих позиций. Из данного отчета следует, что усилия, направленные на смягчение последствий – дальнейшее сокращение выбросов от использования угля, – вряд ли изменят ситуацию, по меньшей мере в ближайшее время. Такой мир, в котором происходят потенциально значимые и важные перемещения, может представлять угрозу как для развитых, так и для развивающихся стран.

БЕЛЫЙ ДОМ

Запись в дневнике президента

1 октября 2020 года

Термин «октябрьский сюрприз» продолжает крутиться в моем сознании… Я догадывался, что он должен был наступить, но когда он действительно наступил, это было настоящим шоком. Некоторые из увиденных событий были подобны сценам из документальных кинохроник времен Второй мировой войны, только в этот раз действие происходило не в Европе, а в Манхэттене. Эти картины американских авианосцев и транспортных судов, эвакуирующих тысячи граждан после наводнения, все еще глубоко сидят в моем сознании. Почему сезон ураганов должен был совпасть с заседанием Генеральной Ассамблеи ООН в Нью Йорке? Ужасно само по себе, что это случилось; но вдвойне ужасно, что половина мировых лидеров были тут и стали свидетелями всего этого, хотя достаточное их количество мы эвакуировали авиацией или вывезли в целях их безопасности. Я пытаюсь разрешить проблему, на возникновение которой мы не рассчитывали, или, по крайне мере, надеялись, что она возникнет не так скоро. Большинство ученых считали, что худшие последствия изменения климата проявятся в этом столетии, но позже. К тому же, несмотря на предупреждения, можно было надеяться, что наступающий катаклизм, даже если нанесет удар прямо сейчас, не затронет какой нибудь крупный город. Насколько я помню, большинство из моих советников после получения последних данных об изменениях климата считали, что вероятность этого довольно низка. Но мы были предупреждены, что следует децентрализовать наше энергопроизводство, усилить надежность нашей инфраструктуры, чтобы она могла выстоять против экстремальных погодных событий. Трагично, что мы не приняли во внимание этот совет. Мы выживем, но Уолл стрит получил действительно тяжелый удар, и я не думаю, что Нью Йоркская фондовая биржа возродится и начнет действовать так же оперативно, как после событий 11 сентября 2001 года. Проблема достаточно серьезна: начать с того, будет ли она все еще Нью Йоркской фондовой биржей, хотя вообще то ей следовало бы сменить свое название на «Гарден Стейтская (Нью Джерси) фондовая биржа», если бы это не было таким ударом по гордости ньюйоркцев!

Дело не в том, что произошло именно данное событие. Честно говоря, проблема заключается вообще в нашем отношении к глобализации. Когда я говорю «нашем», я в действительности имею в виду элиту, или даже маленький круг лидеров всего мира. Мы все фокусировали наше внимание на стимулировании и поддержании все большего экономического роста. У нас есть много оснований для гордости в этом отношении. Мы избежали уступок требованиям протекционистов и смогли вновь активизировать торговые маршруты. Но мы оказались не подготовленными в достаточной степени к тем жертвам, которых требует безответственный экономический рост от природной окружающей среды. Нью йоркская катастрофа могла бы быть предотвращена определенными мерами, предпринятыми 20 лет назад, но что мы оставляем в назидание будущим поколениям? Мы все еще полагаем, что технологии придут нам на помощь, но пока что мы так и не нашли решающей проблему «серебряной пули», и выбросы углерода продолжают увеличиваться.

Чего мы так и не поняли, так это того, что общественность в нескольких странах, как оказалось, опережала лидеров в понимании чрезвычайности ситуации, или по меньшей мере она имела лучшее представление о необходимости смены приоритетов. Общественность раньше стала сторонницей производства энергии на основе возобновляемых источников, использования чистых водных технологий, использования улучшенных интернет технологий, чтобы избежать концентрации людей там, где эти скопления делают их уязвимыми для экстремальных погодных событий. Европейцы, конечно, были в массовом порядке лидерами в энергетической эффективности, они даже были готовы пожертвовать ростом, но без экономического роста оказались неспособны создавать высокооплачиваемые рабочие места.

В Китае, напротив, оказалось слишком много покладистых закадычных друзей капитализма. Не совсем ясно, например, как Компартия Китая (КПК) переживет скандалы в связи с прорывами дамб и их разрушительными последствиями. Пару десятилетий назад я бы даже не подумал, что такое возможно. В то время тамошняя общественность была настолько благодарна за материальные блага, вытекающие из ведущих в ад усилий Китая по модернизации, что народ Китая прощал лидерам почти все. Теперь ситуация изменилась. Средний класс хочет чистого воздуха и воды. Им не нравится ущерб окружающей среде, который стал ценой за быструю модернизацию, коррупция, которая перемигивается с американскими поставщиками оборудования по углеродной очистке оборудования для использующих сжигание угля электростанций. Партия также расколота. Половина озабочена замедлением постоянного, игнорирующего окружающую среду роста, что может оказаться разрушительным для страны, если рабочие места не будут создаваться такими же темпами, как ранее. Другая половина понимает трудности и более склонна прислушиваться к изменяющимся приоритетам среднего класса. Я бы не удивился, если бы 100 тысяч человек, погибших во время последнего разрушения дамб, оказались последней чертой, за которой легитимность власти КПК была бы сломлена, поскольку трагедия увязывается с обвинениями в коррупции высших партийных чиновников.

Самые бедные страны пострадали больше всего от нашего пассивного подхода к глобализации. Я помню, что мы вели переговоры в течение определенного времени о том, что спасательные операции охватывают далеко не всех и что необходимо что то сделать в этом направлении. Но мне показалось, что господствующим было мнение, что лучше всего, если Билл Гейтс, неправительственные организации и другие займутся этой проблемой. Конечно, каждая из сторон должна быть вовлечена в решение проблемы. Но неправительственные организации не могут осуществлять миротворческие операции. Государства в некоторых вопросах также должны взять на себя ответственность. Большинство из этих стран не имеют никаких шансов без сильного внешнего вмешательства. Тот факт, что, имея технологии очищения воды, мы никак не можем найти способы доставки их самым нуждающимся, лишь делает и без того плохие последствия изменений климата еще худшими.

По мере быстрого изменения климата мы сталкиваемся с еще большим количеством проблем – хотя и разрешимых в принципе – с поддержанием достаточного производства сельскохозяйственной продукции. Более опасным вызовом, нежели задача увеличения урожаев, является тот факт, что изменение обычных погодных закономерностей означает, что некоторые области просто не могут содержать и прокормить себя. Люди мигрируют в города, но их инфраструктура недостаточна, чтобы содержать увеличивающееся как на дрожжах население. Это, в свою очередь, сеет семена социальных конфликтов, которые блокируют любые меры по улучшению управления и фактически углубляют кризис, создавая тем самым порочный круг. Я насчитываю примерно 20 стран, находящихся в таком положении.

Проблема заключается в том, что некоторые из этих стран не являются небольшими, геополитически незначительными странами. На некоторые из них, такие как Нигерия, мы в развитом мире полагаемся в плане получения необходимых ресурсов. В связи с расширяющимся опустыниванием на севере происходит «разогрев» религиозных столкновений между мусульманским и христианским населением. Новая гражданская война, аналогичная прошлой войне вокруг провозглашения Биафры, на этот раз по линиям Север – Юг, не является такой уж немыслимой.

Мы много говорим об этих проблемах на совещаниях высшего уровня крупнейших 14 государств G14 и по факту начали проводить учения по совместному сценарию, но сделать что либо относительно приближающейся грозовой тучи все еще выше наших возможностей. Моя последняя мысль для записи в этот дневник, перед тем как я должен приветствовать официальных лиц, переброшенных прямо с приема Генеральной Ассамблеи ООН на борт авианосца: прогнозы и цифры роста никуда не годятся. Накопление катастроф нуждается в расчистке, таяние вечной мерзлоты, снижение урожаев в сельском хозяйстве, растущие проблемы для здоровья населения и другие аналогичные проблемы требуют чудовищных жертв, намного больших, нежели мы ожидали 20 лет назад.

Предпосылки этого сценария:

Национальные государства принимают стиль мышления, где приоритетом является принцип «рост – прежде всего», ведущий к широкому распространению пренебрежения окружающей средой и ее деградации.

Правительства, в особенности те, в которых ощущается недостаток подотчетности обществу («транспарентности»), теряют легитимность по мере того, как они перестают справляться с проблемами окружающей среды и другими бедствиями.

Так и не найдена, несмотря на значительный прогресс в технологиях, технологическая «серебряная пуля», способная поразить и остановить последствия изменений климата.

Попытки найти решение проблем окружающей среды в национальных рамках являются кратковременными и неадекватными.

Глава 5

Растущий конфликтный потенциал

Часть VI Часть VII Часть VIII

96
FF
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!