Эффект дежавю

Если вы не довольны тем местом, которое вы занимаете,

смените его, вы же не дерево.

Джим Рон.

Наверное, большинство из нас, после наступления каких-то событий, говорило себе: «Кажется, со мной это уже было». И не случайно ведь говорило. Порой с пугающей отчетливостью мы понимаем, что складывающаяся ситуация уже возникала. Мы пытаемся объяснить это себе и не можем. В итоге еще больше начинаем верить в потусторонние силы и в сверхъестественные способности человека. А виной всему таинственный и загадочный эффект дежавю.

Термин «дежавю» впервые произнес в конце XIX века французский психолог Эмиль Буарак. Он опубликовал книгу «Будущее психологии», когда учился на последнем курсе университета, в которой описал психологическое состояние, вызывающее возникновение устойчивого ощущения «это уже было». Человек как бы вновь переживает уже пережитое. При этом он не только вспоминает прошлое, но и предугадывает грядущие события.

Этим ученым описывались и другие состояния: dejavecu («уже пережитое»), deja entendu («уже слышанное») и jamais vu («никогда не виденное»). Однако эти термины не прижились, а вот дежавю «пошло в массы», попав на страницы романов и экраны телевизоров. Впрочем, в очень искаженном виде, который имеет мало общего с реальным феноменом.

§ 1. История эффекта дежавю

Реакция «ученой братии» последовала с большой задержкой. Поначалу на «новое слово» в психологии вообще не обратили никакого внимания. Потом, как всегда, хотели списать его на психические расстройства. Когда же количество так называемых «больных» превысило все доступимые границы, «мудрецам» от науки пришлось пересмотреть свое отношение к дежавю и перестать трясти толстенными томами «официальной» медицинской литературы. Началось тщательное изучение природы феномена под названием «эффект дежавю».

С момента опубликования книги «Будущее психологии» прошло уже свыше ста лет, а единой версии, которая объяснила бы природу эффекта дежавю, до сих пор нет. Различные гипотезы продолжают появляться с частотой автомата УЗИ. Масла в огонь подливают книги, которые появились задолго до Бурака и которые, так же как и он, описывают эффект дежавю. Это доказывает то, что это явление под другими названиями было известно уже давно.

Само по себе состояние дежавю легко объяснить, без создания толстых томов по психологии. Как говорят англичане: «У каждого свой скелет в шкафу», а «дежавюист» уверен, что в этом шкафу он уже был и этот самый скелет уже видел. Но в отличие от среднестатистического англичанина, эффект дежавю позволяет человеку предсказывать будущее и уже виденного шкафа, и скелета в нем. В том числе и «нелогичные» события, наступающие совершенно внезапно. Например то, что скелет сейчас начнется ругаться матом. Поскольку вероятность и точность подобных предсказаний выходят за рамки простых интуиции и везения, то горе-ученые всеми силами стараются не замечать факты, боясь, что в противном случае научное сообщество обвинит их в некомпетентности, а то и в сумасшествии. Происходит это потому, что большинство ученых исходят из аксиомы, которая гласит «Будущее предсказать невозможно! И баста!». И вместо изучения эффекта дежавю эти теоретики занимаются сбором фактов, подтверждающих его отсутствие.

§ 2. Сущность дежавю

Мысль о непредсказуемости будущего, верна лишь по отношению к сравнительно небольшому количеству ситуаций. Предсказать, сколько очков выпадет на честной игровой кости, не возьмется ни один прорицатель, поскольку кость не имеет собственной памяти и каждый новый бросок никак не связан с предыдущим, а описывается исключительно теорией вероятностей. Аналогичным образом дела обстоят с рулеткой, лото и другими азартными играми. Но в нашей реальной жизни абсолютная вероятность наблюдается разве что в специальных физических экспериментах типа распада атомов. Большинство же событий возникает не само по себе, а в результате некоторых причин, что делает их вполне прогнозируемыми.

Этот прогноз облегчается, если система проходит через серию состояний, уже наблюдавшихся в прошлом. Очевидно, что если произошедшие события 1, 2, 3 ранее привели к состоянию 4, то и в данный момент состояние 4, которому предшествовали события 3, 2, 1, более вероятно, чем какое-либо другое. Насколько «более вероятно»? Это зависит от степени однозначности в определенности системы, ее контекстной чувствительности (также называемой локальной памятью) и полноты наших о ней представлений. Одни из систем попадают в каждое из состояний лишь однажды, но подобных меньшинство (например, движение трех и более гравитирующих тел по незамкнутым и непериодическим орбитам). В жизни же нас окружают системы, которые поддерживают строгое соотношение между входными и выходными данными: вчера пошли за водкой в этот ларек — купили, сегодня пошли — купили, завтра опять пойдем и купим.

Наше сознание не в состоянии обработать огромный массив информации (если исключить простейшие ситуации) и на основе накопленного опыта (то бишь этого самого массива информации) сделать верное и логически объяснимое предсказание. Наше же подсознание — это совсем другое дело. Несомненно, это всего лишь предположение, но, во-первых, оно хорошо стыкуется с экспериментальными данными: маленькие дети, не имеющие жизненного опыта, с эффектом дежавю незнакомы, а вот подростки, у которых этот какой-никакой опыт уже есть, переживают эффект дежавю довольно часто. В результате нашего роста жизненный опыт становится «больше» и его все труднее упорядочивать, а подсознание оказывается уже просто не в состоянии найти в памяти такую же ситуацию и потому ощущение дежавю посещает нас все реже и реже.

Во-вторых, это единственная логическая и рациональная версия происходящего. Как еще можно предсказать будущее, если не на основе накопленных данных? Предположения о различных «сверхъествественных», «магических» и прочих способностях откладываем в сторону сразу, как не выдерживающие никакой критики. По краней мере, откладываем до лучших времен.

Как бы там ни было, вместо того, чтобы просто отмахиваться от дежавю, лучше научиться применять его во благо себе, положившись на свои чувства. У нас имеются все основания утверждать, что они не лгут. Рассмотрим это на примере нейросетей.

§ 3. Нейросети

Нейросети, моделирующие человеческий разум (или вернее то, что мы предполагаем под моделью работы человеческого мозга), довольно успешно применяются в биржевых программах, различных системах определения погоды и установки цен на нефтепродукты (даже несмотря на то, что цены на нефть намного сильнее подвержены изменениям, чем атмосфера нашей планеты, и их с успехом предугадывают). Нейросеть просто «тупо» запоминает последовательность смены состояний (как ты помнишь события 1, 2, 3 приводят к состоянию 4), и если этот же шаблон повторяется снова, то нейросеть (о чудо!) «вспоминает» последующие за данным состояния, иногда делая поравку на сложившиеся в настоящем условия. И, несмотря на периодически ложные предсказания и серьезные ошибки, этот имитатор мозга работает. При чем вероятность правильного прогноза довольно большая (примерно такая же, как наступление похмелья в той или иной степени у большинства наших сограждан утром 1 января).

Отсюда напрашивается логичное утверждение, что человеческий мозг, по образу и подобию которого функционируют нейросети, может спрогнозировать наступление определенных событий, руководствуясь жизненным опытом человека. И было бы очень странно, если бы мозг этого не умел. Такой прогноз — отличный помощник в борьбе за выживание, и потому его появление вполне закономерно. Скорее всего это умение возникло на ранних стадиях нашего превращения из обезьян в «гомо сапиенсов» (это означает в «человеков», а не в «борисов моисеевых»), когда рациональное мышление находилось в зачаточном состоянии, и нашими предками управляли инстинкты и бессознательные предчувствия. Сознание появилось уже тогда, когда выживание стало зависеть от различных навыков: добыча огня, изготовление орудий труда, занятиях любовью по «Камасутре». Весь жизненный опыт человека превратился в «тормоз эволюции». Именно отказ от шаблонов этого самого опыта позволил древним «человекам» совершить качественный скачок вперед.

Этот небольшой экскурс в наше тревожное прошлое имеет самое непосредственное отношение к эффекту дежавю. Современный человек представляет собой рационально мыслящее (забывшее о «наказах» своих предков) существо, которое управляется сознанием (за исключением времени праздников и, соответственно, алкогольного опьянения). Нервным импульсам из подсознания очень трудно пробиться наверх. Те же импульсы, которым это удалось, незамедлительно отметаются нашим рациональным мышлением, как нечто нелогичное, а потому (еретики) — неверное. Если же у человека хорошо развита эмоциональная память, то подсознание может повоздействовать на нее, наложив события «ушедших дней прекрасных» на текущую ситуацию. В результате у нас появляется чувство, что все это уже было, и мы примерно понимаем, какое событие произойдет в следующий момент. Это и есть результат деятельности нашей естественной нейросети (которую некоторые гордо называют мозгом). Она проходит через уже знакомое ей по прошлому состояние, и в памяти тут же возникают цепочки ассоциаций, которые ведут нас к ранее пережитым событиям. Перенося их на окружающую действительность, мы относим эти ощущения к будущему, хотя на самом деле имеем дело с комбинацией прошлой памяти и поправки на текущую ситуацию. Иначе говоря, дежавю это не огромный архив памяти в виде захламленного сарая, а прогноз, который учитывает как уже пережитые события, так и накопленный опыт.

§ 4. Эффект дежавю на практике

Почему же эффект дежавю возникает так редко? Большинство событий в нашей жизни происходят неоднократно и если рассуждать чисто теоретически, то имеющаяся у нас нейросеть должна выдавать нам огромное количество предсказаний. Но на деле, как может показаться, наше подсознание крепко спит, начиная с ледникового периода. Это и так, и не так. Нейросеть снабжает нас своими «предсказаниями» постоянно, и мы используем их в процессе принятия решений, сами того не замечая. Доказать это можно, например, с помощью всем знакомых компьютерных игр. Когда мы блуждаем по какому-нибудь лабиринту, то неосознанно понимаем, что здесь нужно прыгнуть, а здесь наоборот притормозить. Если же попробовать пройти тот же лабиринт, основываясь только на рациональном мышлении, то, как минимум, мы затратим гораздо больше времени, а в большинстве случаев вообще не сможем его пройти. Нейросеть же выявляет скрытые на первый взгляд закономерности, распознает созданные такими же, как и игрок, людьми шаблоны и выдает в большинстве случаев достоверные предсказания, помогающие игроку добиться нужного результата. Это и есть неосознанный эффект дежавю. Игрок получает от нейросети бессознательные подсказки: здесь вероятнее всего нужно повернуть направо; этот алмаз лучше не брать, т.к. наверняка выскочит куча монстров и т.д. Целиком занятые игрой, мы не осознаем эти «указания» так же, как не слышим шума вентиляторов и не ведем счет времени.

Но не все так радужно и не зря наши предки загнали подсознание «вглубь». Неспособность нашего предсказателя выделить из общей совокупности признаков события часть этих самых признаков и на основе только этих выделенных факторов строить версию дальнейшего развития событий является главным минусом нашей нейросети и основным плюсом рационального мышления. Это можно проиллюстрировать следующим примером.

Мы заходим в темный подъезд, направляемся к лифту, входим в него, чувствуем острый запах мочи (опять нагадили сволочи), жмем кнопку 7 этажа, лифт со скрипом трогается и спустя пару мгновений останавливается. Мы начинаем нажимать все кнопки подряд, эффекта ноль и приходит понимание того, что мы застряли. При этом наша нейросеть запоминает совокупность признаков события «Застряли в лифте»: темный подъезд, запах мочи, 7 этаж и скрип лифта. Просидев пару часов в лифте и вспомнив «добрым» словом лифтеров и лифтового сцыкуна, а также их родственников до 9 колена, мы наконец получаем внешнюю помощь и избавляемся из вонючего плена. Через какое-то время мы напрочь забываем и подъезд, и лифт, и запах, и 7 этаж со скрипом, т.к. по нескольку раз на дню пользуемся этим изобретением человечества (тем более, что сцыкуна изловили и расстреляли, поэтому в лифте больше не пахнет, а в подъезде вкрутили лампочку).

Спустя несколько месяцев мы, предположим, уезжаем на каникулы в другой город, к бабушке. Заходим в подъезд, в котором живет бабушка (он тоже темный), садимся в лифт и чувствуем «родной» запах мочи (а суть-то, а ссуть-то в лифтах), жмем кнопку 7 этажа (бабушка тоже живет на 7), лифт скрипит и трогается. Возникает эффект дежавю и у 99,9% людей сладко заноет то место, которое обычно ощущает приближение неприятностей. Хотя казалось бы напрямую к поломке лифта ни темный подъезд, ни запах мочи, ни 7 этаж, ни скрип лифтовой кабины отношения не имеют. Но ассоциативная цепочка уже создана и подсознание настойчиво сигнализирует нам об уникальной возможности «понаслаждаться» прекрасными ароматами пару-тройку часов. Особенно синдром дежавю ярко проявится, если лифт снова застрянет. Но в этот раз участь вновь «вдохнуть запах свободы» нас минует и мы доезжаем до этажа бабушки без происшествий.

Проходит еще какое-то время, мы уже давным-давно вернулись от горячо любимой бабушки и снова входим в свой темный подъезд (лампочку сперли сволочи из соседнего), заходим в лифт, но в нем уже пахнет не расстрелянным прилюдно сцыкуном, а хорошими духами, нажимаем кнопку 5 этажа (решили зайти к Коляну, у него появились новые «шедевры» немецкой киноиндустрии), лифт все также скрипит и трогается. Никакого эффекта дежавю, подсознание спокойно и наша пятая точка молчит, не предвещая в ближайшее время каких-либо неприятностей. А тут бац, и лифт застрял. Возникает новая цепочка, состоящая как из старых, так и из вновь появившихся ассоциаций, но при этом она также ведет к событию «Застрял в лифте». Подсознание начинает шуршать своими мощностями, высчитывая, какие факторы важнее и что делать с прежней цепочкой, включать новые детали или оставить старые, а может объединить и старые, и новые, и т.д., и т.п. И чем больше вновь появившихся деталей, тем сложнее нейросети выстроить наиболее правильную ассоциативную цепочку. Что приводит к увеличению либо ложных предсказаний, либо вообще к отсутствию каких-бы то ни было предупреждений. В результате человек просто перестает обращать внимание на свои предчувствия.

К счастью, наша нейросеть все-таки способна эффективно обучаться. И вот тут мы плавно переходим к теореме Байеса.

§ 5. Теорема Байеса

«Теорема Байеса — одна из основных теорем элементарной теории вероятностей, которая определяет вероятность наступления события в условиях, когда на основе наблюдений известна лишь некоторая частичная информация о событиях. По формуле Байеса можно более точно пересчитывать вероятность, беря в учет как ранее известную информацию, так и данные новых наблюдений» (Русская часть Википедии).

Используя сокращенную формулу Байеса, мы имеем возможность оценить вероятность того, что событие 4 на самом деле вызвано причиной 1. Иначе говоря, вместо того, чтобы идти от причины к следствию, мы по уже наступившему событию выбираем его наиболее вероятную причину. Этот математический аппарат превосходно работает и в искусственных, и в естественных нейросетях, воплощая собой механизм самообучения. Полная формула Байеса дает возможность получить вероятность наступления события («Застрял в лифте»), которое зависит от нескольких причин (темный подъезд, запах, этаж, скрип).

Правильно настроенная нейросеть способна сама выделить причины, приводящие к наступлению некоторого события, не вдаваясь в сущность этих причин (духи или сцыкун не важно — главное запах) и оперируя одной лишь вероятностью. По достижению некоторого крайнего уровня опасности в мозгу человека включается «система защиты», которая сигнализирует ему о том, что сейчас должно произойти «приключение». Чем выше вероятность наступления события 4 («Застрял в лифте»), тем сильнее наше предчувствие, которое отправляется на «рассмотрение» рациональному мышлению (нашему сознанию). Если оно решит, что все поддается разумному анализу, то мы даже не заметим работы, проделанной подсознанием, поскольку в данном случае предчувствие подкреплено привычным для нас логическим аппаратом.

А вот если объяснить «по науке» (следуя рассуждениям здравого смысла) причины наступления события 4 не удается, то возникает устойчивое чувство нереальности происходящего, словно мы переживаем уже случавшееся с нами ранее. Рационализм и логика «отправляются в отпуск», а на первый план выходят наши предчувствия. Эффект дежавю встает в полный рост и начинает с умным видом предсказывать наше будущее.

§ 6. Итого

Надеюсь, что после прочтения данной статьи ты поймешь: эффект дежавю это не психическое расстройство, а в большинстве случаев довольно хороший помощник. Используя совместно рациональный анализ и наши предчувствия можно избежать многих неприятностей или не упустить представившихся полезных возможностей. Самое главное не отмахиваться от назойливых «мыслишек», которые возникают «вдруг откуда ни возьмись», а прислушаться к своему подсознанию и попытаться понять причину появления тех или иных предчувствий. И вот тогда при вашем появлении любой павел глоба будет тихо стоять в сторонке, скромно потупив свой взгляд.

Данная статья в большей степени основана на личном опыте автора, на материалах статьи Криса Касперски для журнала Хакер, на информации из русской части Википедии. В меньшей степени на других открытых источниках информации.

124
FF
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!