Как справиться с воровством сотрудников.

Согласно данным Association of Certified Fraud Examiners (международная организация, занимающаяся борьбой с мошенничеством и преступлениями так называемых белых воротничков), западные компании из-за мошенничества сотрудников теряют около 6% своего оборота. Результаты ряда исследований в российских компаниях дают примерно те же цифры.

«Есть все основания предположить, что в торговле этот ущерб несколько выше,- комментирует ситуацию исполнительный директор компании Begin Group Марианна Сливницкая.- При этом воровство существует как на уровне топменеджеров, так и на уровне руководителей подразделений.

Здесь нужно выделять два аспекта воровства: физический, который в большей степени свойственен рядовому персоналу, и мошенничество менеджеров. Третий тип воровства, не столь явный, но, тем не менее, серьезно подрывающий бизнес компании, связан с присвоением корпоративной информации». «Проблема воровства сотрудников настолько масштабна, что я бы назвала ее не проблемой, а спецификой российского бизнеса»,- добавляет президент Московского клуба предпринимателей Людмила Лунькова.

Усушка энд утруска

Генеральный директор компании «Бернер Ист» Алла Мишина прекрасно знакома с этой спецификой. «Когда-то у меня были птицефабрика и колбасный цех в Московской области, которые пришлось закрыть из-за тотального воровства,- вспоминает Мишина.- Мы получали элитные яйца индейки из-за границы самолетом, подгоняли на взлетную полосу машину-инкубатор, чтобы довезти тепленькие яйца до стационарного инкубатора. А там начиналось: сотрудники делали яичницу из яиц индейки стоимостью по $2 каждое; корма для птицы засыпались в закрома для собственной домашней скотины; выращенная индейка воровалась в живом виде; огромное количество мяса воровалось в убойном цехе; мясо, поступавшее на переработку в колбасный цех, воровалось в виде готовой продукции; во время перевозки экспедиторы бесконечно рассказывали про усушку и утруску; собственная розничная сеть „Тонаров“ безжалостно обвешивала покупателей, мудрила с остатками и выручкой и, несмотря на постоянные вычеты за недостачу, дружно работала „без зарплаты“; окончательно „обезжиривал“ производство штат деревенских бухгалтеров. Про колхозный менеджмент говорить вообще не приходится.

И вот результат: инвестиции в размере $6 млн. за три года были разворованы до основания.

Остался только свежий асфальт и вдрызг изуродованное неумелыми руками оборудование».

Менталитет и глупость

К сожалению, никто из опрошенных владельцев ныне существующих мясокомбинатов не захотел поделиться своим видением проблемы. Анонимные эксперты лишь с горечью признались, что проблема эта остра до необычайности. И попытки борьбы с ней ведутся в двух направлениях: жесточайший контроль и повышение лояльности сотрудников.

Второй способ как превентивную меру выбрало руководство компании «Скит»: «Чтобы не было искуса в принципе, а главное, чтобы сотрудники были лояльны к своей компании, у нас еженедельно (по пятницам) в конце рабочего дня выдается примерно по 1 кг. майонеза каждому работнику»,- рассказывает менеджер по рекламе и пиару ООО «Компания „Скит“» Оксана Смирнова.

Сильнее, чем в пищевом производстве, воруют, пожалуй, только в ресторанном бизнесе.

«Опытные рестораторы тоже называют эту проблему следствием российского менталитета и полагают, что на нее, как на налоги, нужно просто списывать часть прибыли»,- считает Людмила Лунькова. С ней полностью согласен один из владельцев компании «Прайм» Димитриос Самовидис: «В ресторанном бизнесе, общепите, фаст-фуде персонал постоянно разворовывает еду, мелкое оборудование, а потом уже деньги — например, если рядом нет менеджера, пробивая по кассе одну сумму и беря с клиента другую». Господин Самовидис вспоминает случай, когда однажды «Прайм» на Пятницкой ограбил его же собственный сотрудник: разбил ночью стекло, вскрыл сейф, вынул оттуда 100 тыс. руб., а через некоторое время сел в тюрьму.

Схема за схемой

Но большинство воришек и воров пользуются более сложными схемами. Вот как, например, воруют на складах. Менеджер выписывает две накладные: одну для фирмы, другую — с завышенными ценами — для клиента. Разницу кладет в карман.

Другой способ: сотрудники склада аккуратно вскрывают поступившие из-за границы коробки с весовым товаром и достают оттуда, к примеру, несколько батонов колбасы, а потом так же аккуратно упаковывают коробки обратно. Клиент почти никогда не перевешивает заграничные коробки, а если и замечает разницу, то только по прибытии на свой собственный склад. Но даже если он и заметил пропажу некоторой части товара, сделать ничего уже не может, поскольку расписался в накладной о получении. Все перечисленное можно проделывать не только с весовым, но и со штучным товаром.

Третий вариант: покупать товар с положенной сотрудникам скидкой, а потом, имея под рукой клиентскую базу, продавать этот товар клиентам с изрядной наценкой.

Таким образом можно воровать и товар, и деньги, и клиентов. Кстати, от воровства клиентской базы многие торговые, рекламные и страховые компании страдают чаще и сильнее, чем от воровства денег и товара. Действительно, найти новых клиентов или вернуть старых бывает сложнее, чем заработать деньги или купить товар.

В оправдание наших российских похитителей клиентов можно сказать лишь то, что они в своих стараниях не одиноки: по данным известного британского интернет-издания The Register, 29% из почти 1400 опрошенных директоров подразделений и компаний на Западе признались в том, что, увольняясь, переписывали на личный компьютер клиентскую базу компании и использовали ее в дальнейшем.

Еще одна схема воровства — это активная работа с некондицией. Если это продукты питания, то как некондицию можно списать качественные продукты, чтобы потом продать. Схема процветает среди сотрудников супермаркетов. Есть у них и другой способ залезть в кошелек владельца магазина: при инвентаризации несколько раз учитывать один и тот же ящик консервов или водки, а разницу класть себе в карман.

Если рабочий склада по заказу администратора доставляет в зал крупногабаритное изделие в крупной же таре, обратно в этой же упаковке он может вывезти товар помельче и забрать его себе. «Если одни схемы перекрываются, другие тут же изобретаются,- рассуждает Людмила Лунькова.- Вариант, когда одну схему руководство прикрыло, а вторая еще не родилась, невозможен: этот процесс идет без остановок».

Замечены в сговоре

Воровство редко совершается в одиночку. В супермаркетах и торговых компаниях охранники, как правило, вступают в сговор с кассирами, менеджерами, бухгалтерами и так далее.

«Самое печальное в этом — не конкретное звено, а сращивание звеньев,- рассуждает генеральный директор компании „Бернер Ист“ Алла Мишина.- Отдельно звено обычно не способно ничего украсть, кроме как засунуть за пазуху то, что можно вынести. Трудности начинаются, когда бухгалтер влюбляется в кладовщика или экспедитор заводит неуставные отношения с менеджером по отгрузке. В этой ситуации размеры бедствия могут быть колоссальными. Для изначального предотвращения таких событий я принципиально никогда не беру на работу родственников в любом сочетании».

«Основная сложность искоренения подобных схем заключается в том, что обычно ими оперирует не один человек, а целый отдел или даже крупный департамент, сотрудники которого находятся в сговоре»,- считает Марианна Сливницкая.

В черный список

Обжегшись не один раз на воровстве сотрудников, каждый предприниматель борется с явлением своим способом. «Прием на работу всех сотрудников, вплоть до уборщицы, топ-менеджером. Тяжело, но эффективно. Система внутреннего перекрестного контроля, которая позволяет ежедневно просматривать основные движения. Отличное знание технологического процесса и бухгалтерии топ-менеджером. Другие способы у меня не работали или работали, но недолго»,- рассказывает Алла Мишина. Димитриос Самовидис считает, что контроль надо сочетать с доверием: «Человек, облеченный доверием, уже не чувствует себя пешкой, а работает более ответственно».

Против воровства в сетевых супермаркетах, по мнению Марианны Сливницкой, отчасти помогает ротация персонала между магазинами. Попавшегося на воровстве целесообразно заносить в так называемые стоп-листы персонала, которыми делятся между собой крупные магазины. Людмила Лунькова советует повышать уровень зарплаты, чтобы потеря работы обходилась слишком дорого. А также увольнять пойманных воришек с соответствующей записью в трудовой книжке.

Что же касается глобальной проблемы под названием «российский менталитет», то все эксперты убеждены: победить его можно только изнутри. Директор халяльного супермаркета «Апельсин», мусульманин Ильгам Мухарлямов убежден, что нашим соотечественникам просто не хватает страха перед Богом и людьми. «Я совершал хадж в Саудовскую Аравию, где за воровство отрубают руки, и там люди, уходя из лавок, оставляют их открытыми»,- рассказывает он.

Людмила Лунькова предполагает, что истоки российского воровства надо искать в генетической памяти нашего народа — слишком долго ему приходилось выживать, а для выживания все средства хороши. «Если дать людям немного просто пожить, то, возможно, проблема отпадет сама собой»,- надеется Людмила.

Источник: Деловая газета «Бизнес»

133
FF
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!