Мылись ли европейцы в раннем Средневековье?

Мылись ли европейцы в раннем Средневековье?

Спойлер — мылись. Расхожее мнение о нечистоплотной Европе скорее относится к XVII-XVIII векам. От Римской империи «Тёмные века» (VI-IX века) и раннее Средневековье унаследовали термы, которыми пользовалась знать, и горячие источники, которые были оборудованы в общественные бани. Термы рекомендовалось посещать даже монахам, которые тогда старались придерживаться аскезы во всём, в том числе и в гигиене.

В книге историка Андрея Мартьянова «Прогулки по Средневековью. Война, чума, инквизиция» (изд-во «Пятый Рим», 2017) описывается система бань в это время:

«Очередной стереотип гласит: Средневековье являлось царством кромешной грязищи, славилось тотальным отсутствием гигиены, а абстрактный благородный рыцарь мылся один раз в жизни, и то случайно упав в речку.

Придётся огорчить носителей данного мифа: среднестатистический русский князь XII–XIV веков был ничуть не чище немецкого или французского феодала. А последние не были грязнее. Банное ремесло в ту эпоху было весьма развито и, по объективным причинам, оказалось полностью утрачено как раз после Возрождения, к наступлению Нового времени. Галантный XVIII век стократ более пахуч, чем суровый XIV век. Удивительное дело, но лично ознакомиться со средневековой культурой гигиены можно прямо сейчас, достаточно приехать в столь архаичную страну, как Исландия, где традиции купания в природных источниках и домашних бань свято хранятся без малого тысячу двести лет, со времен заселения этого североатлантического острова викингами.

Тёмные века

Завоевавшие Италию лангобарды не только пользовались римскими банями, но и учиняли в них злодейства. До нас дошла история о том, как лангобардский вождь Хильмихий в 572 году был отравлен собственной женой Роземундой в Вероне по наущению византийского экзарха Лонгина. Известны и скандальные подробности:

»Тут префект Лонгин стал просить Роземунду, чтобы она убила Хильмихия и вышла замуж за самого Лонгина. Послушавшись этого совета, она развела яд и после бани поднесла ему кубок. Отведав питьё, Хильмихий понял, что там был яд, и приказал Роземунде пригубить питьё — так они оба и умерли". (Фредегар. Хроники длинноволосых королей. О королевстве лангобардов.)

Бани в городе Вероне прекрасно работают, и ими пользуются варвары. А вот св. Григорий Турский сообщает в III книге «Истории франков» о не менее пикантных событиях, касающихся племянницы короля франков Хлодвига Амаласвинты, в конце V века:

«Но когда он узнал, что совершила эта блудница, как она из-за слуги, которого взяла в мужья, стала матереубийцей, то натопил жарко баню и приказал запереть её там вместе с одной служанкой. Как только она вошла в баню, наполненную горячим паром, она упала замертво на пол и скончалась».

Снова Григорий Турский, на этот раз о монастыре святой Радегунды в Пуатье, VI век: «Новое здание бани сильно пахло известью, и, чтобы не повредить своему здоровью, монахини в ней не мылись. Поэтому госпожа Радегунда приказала монастырским слугам открыто пользоваться этой баней до того времени, пока окончательно не исчезнет всякий вредный запах. Баня была в пользовании слуг весь Великий пост и до Троицы. На это Хродехильда возразила: „И после того (посторонние) всё еще продолжали в ней мыться“.

Из чего делается однозначный вывод — в меровингской Галлии эпохи Тёмных веков не только пользовались общественными банями, но и строили новые. Эта конкретная баня содержалась при аббатстве и была предназначена для монахинь, но, пока не исчезнет неприятный запах, там могли мыться слуги — то есть простонародье.

Перенесёмся через Ла-Манш и дадим слово Бэде Достопочтенному, бенедиктинскому монаху и летописцу, жившему в VIII веке в Нортумбрии, в аббатстве Уирмут и Ярроу, и написавшему „Церковную историю народа англов“. Запись датируется ориентировочно концом 720-х годов:

»Есть в этой земле солёные источники, есть и горячие, вода которых используется в горячих банях, где моются раздельно, сообразно полу и возрасту. Вода эта становится тёплой, протекая через различные металлы, и не просто нагревается, а даже кипит".

Бэда Достопочтенный ничего не путает — подразумеваются горячие и солёные источники в современном городе Бат, графство Сомерсет. Во времена Римской империи там уже был курорт, называвшийся Aquae Salis, традиция купания осталась и после эвакуации легионов из Британии. К Высоко- му Средневековью она не исчезла, вовсе наоборот — в XI веке Бат (саксонское Hat Bathun, «горячая купальня») становится епископством, и первый же назначенный епископ, Иоанн Турский, француз по происхождению, немедленно начинает интересоваться эдаким чудом природы. В итоге Иоанн на средства Церкви около 1120 года строит три новые общественные купальни взамен разрушившихся с течением веков римских терм, с удовольствием посещает их сам, попутно рекомендуя купание духовенству.

Раннее Средневековье

В 1138 году анонимная хроника Gesta Stephani («Деяния Стефана»), повествующая о правлении английского короля Стефана (Этьена) I де Блуа, сообщает:

«Здесь через сокрытые каналы вытекает вода, согретая не трудами иc стараниями рук человека, а из глубин земли. Она наполняет сосуд, расположенный посреди прекрасных комнат с арками, позволяя горожанам принимать прелестные тёплые ванны, приносящие здоровье, которые радуют глаз. Со всех концов Англии больные люди стекаются сюда, чтобы смыть заживляющей водой свои болезни»

Купальни Бата действуют в течение всего Средневековья, их никто не запрещает и не закрывает, включая позднейшие эпохи и весьма консервативно настроенных пуритан Кромвеля. В Новое время воды Бата становятся знамениты чудесным исцелением королевы Марии Моденской от бесплодия, их посещал Уильям Шекспир, описавший источники в сонетах 153 и 154.

Теперь позволим высказаться Эйнхарду — личности примечательной не менее Шекспира, особенно если учитывать эпоху и обстановку, в которой протекала его жизнь. Он примерно с начала 790-х годов подвизался при дворе короля, а затем и императора франков Карла Великого, входил в интеллектуальный кружок, созданный в Аахене Алкуином, и был одним из выдающихся деятелей «Каролингского ренессанса». Любовь Эйнхарда к античной литературе подвигла его к написанию труда Vita Karoli Magni («Жизнь Карла Великого»).

Аахен, в древние времена городишко Aquisgranum в провинции Бельгика, стоящий на стратегической римской трассе от Лугдунума (Лиона) до Колониа Клаудиа (Кёльн), во времена Рима не представлял собой ровным счётом ничего, достойного внимания. За одним исключением — там были горячие источники, примерно такие же, как и в Бате. Но вот появляется Карл Великий и устраивает в Аахене зимнюю резиденцию площадью 20 гектаров, возведя здесь грандиозный дворец-пфальц с собором, колонным атриумом, судебным залом и, разумеется, великолепно обустроенными купальнями прямо во дворе. Эйнхард не преминул сделать об этом запись в 22-й главе биографии вождя франков:

«Любил он также купаться в горячих источниках и достиг большого совершенства в плаванье. Именно из любви к горячим ваннам построил он в Аахене дворец и проводил там все последние годы жизни. На купанья к источникам он приглашал не только сыновей, но и знать, друзей, а иногда телохранителей и всю свиту; случалось, что сто и более человек купались вместе».

А уж если «сто и более человек» могли поместиться в бассейны, то можно себе представить масштаб сооружения. В Аахене до сих пор действуют 38 горячих источников, и курорт остается одним из самых популярных в Германии.

Бывал Карл Великий и на термальных водах в Пломбьер-ле- Бэн, в Вогезах — опять же, источники были известны со времён римской Галлии, купальни в течение всего Средневековья подновлялись и перестраивались и были любимым местом отдыха герцогов Лотарингских и герцогов де Гизов. Франции вообще повезло с горячими источниками, они есть в Пиренеях, Альпах, Вогезах, на средиземноморском побережье, в Аквитании, на Роне. Рачительные римляне моментально приспосабливали природное тепло для своих нужд и строили бани с бассейнами, многие из которых были унаследованы или восстановлены в Средневековье.

Позднее Средневековье

Для того чтобы оценить облик и нравы обитателей Бадена 1417 года, приведём обширную цитату о купальнях Бадена:

В гостиницах множество встроенных купален, предназначенных исключительно для её постояльцев. Количество этих купален, предназначенных как для единоличного, так и для общего использования, доходит обыкновенно до тридцати. Из них две купальни, предназначенные для общественного пользования, открыты с двух сторон, в них полагается погружаться плебеям и прочему мелкому люду. В эти простые бассейны кучей набиваются мужчины, женщины, юные мальчики и девочки, представляющие собой сборище местных простолюдинов.

Купальни, располагающиеся в частных гостиницах, содержатся в куда большей чистоте и пристойности. Помещения для каждого пола здесь также разделены деревянными перегородками, непроницаемость которых опять же нарушена прорезанными в них окошками, позволяющими купальщикам и купальщицам совместно лакомиться лёгкими закусками, непринужденно болтать и гладить друг друга руками, что представляется их излюбленным времяпрепровождением.

(Письмо Поджо Браччолини своему другу Никколо Никколи касательно баденских купален, 1417)

Выводы о свободе нравов в купальнях можно делать самостоятельно — и ведь среди этих людей, ведущих себя куда раскованнее, чем наши современники в аналогичной обстановке, не бегают инквизиторы с факелами, грозя немедленно спалить всех и каждого за эдакое распутство и непристойное поведение! Более того, в этом же письме Поджо мимоходом замечает:

«Сюда же съезжаются монахи, аббаты, священники, которые, впрочем, ведут себя куда более развязно, чем прочие мужчины. Создаётся впечатление, будто они сбрасывают с себя священные обеты вместе с рясой и не испытывают ни малейшего замешательства, купаясь вместе с женщинами и вслед за ними расцвечивая свои шевелюры бантами из шёлковых лент».

Источник: ttolk.ru/

158
FF
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!