15 интересных фактов о японском языке

15 интересных фактов о японском языке

Одна из особенностей исторического развития Японии — длительная изоляция, продолжавшаяся до середины XIX века. Это заметно сказалось и на японском языке: лингвисты до сих пор не уверены, откуда он ведёт своё начало. Более популярна теория его родства с алтайской группой языков; другая версия склоняется к австронезийским языкам, представленными, в частности, в Юго-Восточной Азии и Океании.

1. Япония — страна небольшая, но весьма густонаселённая. Благодаря этому японский язык («нихонго»), согласно данным на 2009 год, находится на 9 месте в мире по количеству людей, считающих его родным — 125 миллионов. Его непосредственными соседями являются: на 8 месте — русский со 167 млн оригинальных носителей, на 10 — немецкий, чуть более 100 млн.

2. Горный ландшафт и островное расположение Японии в прошлом сильно затрудняли связь между различными регионами страны. Из-за этого в японском языке возникло более двух десятков диалектов. А наречия южных островов Рюкю вообще выделяют в отдельный рюкюский язык. Диалекты настолько различаются между собой, что их носители часто не понимали бы друг друга — если бы не обязательное изучение литературного японского во всех школах страны.

3. Звучание японского языка может быть весьма непривычным для славянского уха. Одна из причин этого — то, что в нихонго практически нет отдельных согласных звуков, вместо них используются слоги. К примеру, одна из шуток в стиле «Вы слишком увлечены японским, если…» гласит: «…если надолго задумываетесь над тем, сколько слогов в слове «трактор»». В самом деле, японец, не имеющий специальной подготовки, прочитает это слово как «торакутору». Единственный «чистый» согласный — «н».

В то же время японцы во многих случаях «глотают» гласные звуки «у», «и». Например, слово «луна» —(«цуки») — обычно произносят как «ц’ки».

4. Кроме этого, в японском отсутствует звук «л». В иноязычных словах его заменяют на «р» — например, «тересукопу» (телескоп). Это «р» — одна из самых ярких особенностей японского акцента. Чем, кстати, во вторую мировую войну успешно пользовались американские морпехи на Тихом океане: слово вроде «lollapalooza» не мог правильно выговорить ни один вражеский лазутчик, что делало такие слова весьма удобными для использования в качестве паролей.

5. Впрочем, сложности есть и при передаче некоторых японских звуков в других языках. Например, слог по звучанию являются чем-то средним между «си» и «ши»,  между «дзи» и «джи». В итоге лингвисты разных стран используют разные правила передачи японских слов на письме. К примеру, слово (землетрясение) согласно принятой в русском языке системе Поливанова будет записано как «дзисин», а согласно английской системе Хепберна — «jishin». Ситуацию усугубляет упомянутое выше обилие диалектов: в разных регионах произношение может и очень звонким («дзи»), и приглушённым («джи»).

6. Многие уверены, что японцы, как и китайцы, пользуются для письма иероглифами. Это верно лишь отчасти: наряду с иероглифической письменностью, в японском языке существуют целых две азбуки — хирагана и катакана. Тем не менее, иероглифы (кандзи) и по сей день являются основным способом письма. Пришли они из Китая, и многие сохранили своё первоначальное значение. Благодаря этому японец и китаец, не зная языков друг друга, вполне могут общаться между собой на письме — не без недопониманий, конечно, но тем не менее.

7. В самом большом словаре японского языка насчитывается 50 тысяч иероглифов. При этом нормативом для выпускника японской старшей школы является знание около 2 тыс. иероглифов; а чтобы без особых трудностей читать книгу или ежедневную общественно-политическую газету, необходимо держать в памяти порядка 2,5 – 3 тыс. знаков.

8. Слоговые азбуки хирагана и катакана (объединяемые под общим термином «кана») играют вспомогательную роль. Хирагана используется, в частности, для записи суффиксов и японских слов, для которых нет иероглифа. Также её допускается использовать вместо иероглифов тем, кто плохо знает язык — например, детям или иностранцам. Катакана применяется в основном для заимствованных слов. Например, упомянутый выше «трактор» в японский язык пришёл из английского и пишется как («торакута», от английского произношения).

9. Кстати, о заимствованиях. В японском они называются «гайрайго», и таких слов немало, причём в основном из английского языка (хотя этим дело не ограничивается). К примеру, одноклассников могут называть «курасумето», от английского «classmate», а одна из простейших разновидностей жилья — специфическая однокомнатная квартира — обозначается словом «апато», от «apartment». Из немецкого языка пришло слово «байто» (от Arbeit, «работа»), означающее подработку на неполный день (кстати, как и в корейском языке); много заимствований от немцев в медицинской лексике. Слово «табако» (табак) японцам подарили португальцы, а «икура»… да-да, это русское «икра».

Многие заимствованные были настолько видоизменены, что узнать их весьма сложно. Например, персональный компьютер японцы называют «пасокон» (искажённое «perso-com»), а местные дальнобойщики рассекают на разукрашенных фурах, называемых «декотора» (от «decorated truck»).

Интересно, что гайрайго довольно часто используют и в тех случаях, когда у слова есть родной аналог: к примеру, жену могут называть «waifu», на тот же английский лад.

10. Характерной чертой японского национального характера считают сдержанность. Это заметно и по языку. К примеру, традиционное обращение мужа и жены друг к другу — «аната». Это то же слово, что обозначает «ты/вы» в обращении к незнакомому человеку; то, что здесь обращение личное и означает «дорогой/дорогая», понятно только из контекста. Слово «с’ки» может обозначать как любовь между мужчиной и женщиной, так и чувство из серии «Мне нравятся котята». Впрочем, для любви есть ещё несколько терминов: «ай», «айдзё» означает обжигающую страсть, «кои» используется только в том случае, если чувство взаимно, и даже калька с английского love — «рабу» — тоже встречается в речи.

11. Ещё одна особенность японского общества, отражённая в языке — строгая социальная иерархия. В нихонго существует целый набор суффиксов, добавляемых к именам в зависимости от того, кем этот человек является для говорящего; некоторые из этих суффиксов связаны с личными отношениями, другие — с профессией.

Пример для наглядности. Молодой японец по имени Ямадзаки Рюдзи (первое слово — фамилия, второе — имя) работает учителем в старшей школе:

  • Домовладелец, банковский клерк и т.п. будут называть его «Ямадзаки-сан».
  • Ученики и коллеги — «Ямадзаки-сенсей» («сенсей» буквально означает «учитель», и в данном случае это слово используется как суффикс).
  • Друзья-приятели — «Ямадзаки-кун».
  • Товарищ по институту, поступивший на год позже — «Ямадзаки-семпай» («семпай» — «старший», тоже используется как отдельное слово).
  • Близкий друг — по имени или по фамилии, без суффикса.
  • Любимая девушка — «Рюдзи-тян» (или даже «Рю-тян»).

И это только самые простые примеры, нюансов существует великое множество.

12. По-японски непросто говорить не только о других людях, но и о себе, любимом. Нашему «я» в японском языке соответствует множество различных слов, также зависящих от контекста ситуации и личных особенностей говорящего. Самая нейтральная форма — литературное «ватаси» — допустима для любого человека, а вот стоит удлинить её до «ватакуси» («ватак’си») — и получим чисто женский вариант, причём очень манерный, аристократичный. Чисто мужские формы — «боку» и «орэ», причём первая лишь слегка фамильярна, а вторая считается хвастливой и используется для подчёркивания собственной «крутизны». Есть и другие, более редкие и специфические варианты.

13. Отрицание в японском языке обычно ставится в конце предложения (этим он, кстати, похож на немецкий). По сути, говорящему достаточно добавить в конце тирады отрицание «nai» — и весь смысл сказанного меняется на противоположный.

14. Самым несчастливым числом у японцев считается 4. При этом в Японии его боятся даже больше, чем на Западе боятся числа 13. К примеру, в нумерации этажей, больничных палат и т.п. стараются избегать не только самого числа 4, но и комбинаций, оканчивающихся на четвёрку — 14, 24 и т.д. А 4 числа каждого месяца заметно возрастает количество смертей от сердечно-сосудистых заболеваний (впрочем, здесь никакой мистики нет — люди нервничают из-за «несчастливого» дня). Появилось же подобное суеверие из-за особенностей языка: изначальное чтение китайского иероглифа 四, обозначающего число «4», очень схоже со звучанием слова «смерть».

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что боязнь четвёрки характерна не только для Японии, но и для других стран, использующих китайскую письменность — в частности, самого Китая, а также Кореи. К примеру, приведённое выше фото было снято в Гонконге.

15. В японском языке нет будущего времени для глаголов. Вообще. Есть только прошедшее и непрошедшее (настоящее). То есть, к примеру, фразы «я иду в магазин» и «я пойду в магазин» по-японски будут звучать одинаково. Конкретное значение выводится из контекста или уточнений («В три часа я пойду в магазин»).

Этот факт, кстати, любят приводить как доказательство консервативности и традиционности японского общества: вон мол, даже в языке не предусмотрели будущего времени.

P.S. Не совсем факт, больше похоже на исторический анекдот. После окончания Второй мировой войны американцы решили проанализировать все факторы победы над японцами на Тихом океане. И, помимо всего прочего, якобы обнаружили, что средняя длина слова в английском языке составляет 5 звуков, а в японском — 13. То есть, грубо говоря, пока японцы ещё командуют — американцы уже стреляют. Может это, конечно, и вымысел. Тем не менее, сегодняшние пилоты японских истребителей в радиообмене используют именно английский.

Источник: linguis.net

13
FF
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!