​История в цитатах: о «химическом оружии» XIII века

​История в цитатах: о «химическом оружии» XIII века

«И дым скаредный смрадный из уст
пущающа на поляки…»


9 апреля 1241 года состоялась битва при Легнице

В декабре 1240 года внуки Чингисхана разделились в победоносном походе монголов «к Последнему морю». Мунке и Гуюк повернули обратно в степную столицу Каракорум. Брат Гуюка, тем временем, опустошал земли юга Европы. Бату вышел к Венгерской равнине, обогнув Карпаты, а хан Байдар избрал своей целью польские княжества.

Считается, что у Байдара под рукой было не более двух туменов, то есть порядка 10–20 тысяч воинов. Однако их с лихвой хватало для захвата одного польского города за другим. В январе 1241 года монголы сожгли Люблин, в феврале пал Сандомир, а за ним и Краков. Натиск кочевников был неудержим. Войска ополченцев всякий раз оказывались слишком слабыми для открытого боя с пришельцами. Оборона городов тоже обрекала защитников на гибель – в ту эпоху монголы были лучшими мастерами осад и штурмов в мире. Шанс если не разгромить их, то хотя бы отбиться могло дать только объединение всех польских сил в кулак. Районом такого стягивания ратей стал Вроцлав.

Дружины следовали туда из Опольского и Силезского княжеств, Великой и Малой Польши. К битве готовились и рыцари Тевтонского ордена, и тамплиеры из Франции. Во главе объединенной армии встал князь Генрих II Благочестивый. На его призыв откликнулся шурин, чешский король Вацлав I. Из Моравии вышел обоз русского князя Михаила Черниговского.

Впрочем, дождаться их помощи Генриху было не суждено. Его войска оставили Вроцлав и отошли к Легнице. Байдар не взял город с наскока, а потому попросту обошел его. 9 апреля монгольские тумены нагнали поляков, и битва началась.

Генрих делал ставку на тяжелую рыцарскую кавалерию, перед ударом которой легкая монгольская конница должна была дрогнуть. Но это сражение, как и множество иных, начали застрельщики. «Кочевники совмещали навыки предельно мобильных лучников и наездников с гибкой тактической доктриной, использовавшей любые качества поля боя для засады и неожиданного нападения», — отмечает военный теоретик Мануэль де Ланда. Монгольские луки были более дальнобойными, нежели европейские. Мало того, существует версия о том, что при Легнице кочевники предприняли нечто вроде химической атаки. Как писал историк XVII века Андрей Лызлов: «Егда узреша татарина выбежавша со знаменем, на нем же таково знамя было: X, — и на верху того глава с великою брадою трясущеюся и дым скаредный смрадный из уст пущающа на поляки, от чего вси изумевшися ужасошася». Возможно, речь шла о дымовой завесе, застившей воинам Генриха глаза. Одновременно с этим конные лучники Байдара вели беспрестанный обстрел флангов европейского войска, теряющего кровь. Ответным ходом князя стал ввод в битву рыцарей, на которых он так уповал.

Расчет был верным, но лишь до некоторого момента. Выдержать фронтальную атаку закованной в латы кавалерии монголы действительности не смогли, и принялись отступать. А затем нанесли удар рыцарям во фланг. Эти всадники Байдара тоже были экипированы тяжелыми доспехами и якобы голосили по-польски: «Спасайся, спасайся!..». Вероятность того, что латники Генриха обознались и приняли несущих на них в атаку кавалеристов за соратников, кажется невеликой. Но как бы то ни было, эта контратака ошеломила европейцев. Они дрогнули, порыв был утрачен, и вскоре оставалось лишь отступать. Генрих потерпел поражение.

Одна хроника гласит, что князь был взят в плен. Его принудили поклониться телу павшего в бою монгольского военачальника, а затем обезглавили. Другая летопись утверждает, что Генрих II Благочестивый пал в бою, как герой. Так или иначе, он встретил под Легнице смерть. Общие потери европейцев в сече были огромными: монголы преподнесли Байдару девять мешков с ушами врагов, причем у каждого отсекалось лишь одно ухо.

Король Чехии Вацлав I опоздал на битву на сутки. Бессмысленно гадать, изменило бы это подкрепление итог сражения или нет. Еще более нелепо обернулось стремление на помощь Генриху Михаила Черниговского. На полпути к Легнице, у города Ноймаркта он был атакован местными жителями — немецкими колонистами. Возможно, они считали, что нападают на передовой разъезд монголов. Княжеский обоз был разграблен, сам Михаил уцелел, но, узнав о печальном итоге сражения 9 апреля, «воротися назад опять Кондратови» – к мазовецкому князю Конраду.

Впрочем, и траектория Западного похода монголов круто поменялась почти на пороге Священной Римской империи. Сперва Байдар повернул на юг, и уже в мае 1241 года под тысячами копыт стенала земля Моравии. А через год орда стала возвращаться в Монголию через Балканы. О причинах такого поворота ученые спорят по сей день.

Источник: http://warspot.ru

39
FF
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!